В ВК-сообществе "MustRead - Книжное подполье" опубликована прекрасная новость

В ВК-сообществе "MustRead - Книжное подполье" опубликована прекрасная новость: в конце апреля в рамках серии "Большая фантастика" издательство FanZon выпустит внецикловый роман Ханну Райаниеми "Страна вечного лета". Красивое оформление с форзацами прилагается.

✓После прекрасной "Квантовой трилогии" автора и не менее замечательных рассказов не обратить внимание на этот роман непростительно.

▶️ Люди больше не боятся смерти, больше не теряют близких. Душа, имеющая Билет, уходит в Страну вечного лета. Там практически невозможна ложь, ведь душу читать так же легко, как раскрытую книгу.

Но не все так просто. Люди остаются людьми — интригуют, борются за власть. Постоянное соперничество разведуправлений Британии и СССР едва не приводит к новой войне. Рэйчел Уайт, сотрудница разведки Зимнего управления (живых), охотясь на "крота", обнаруживает, что есть угроза пострашнее амбиций власть имущих. https://vk.com/wall-92164360_78419

M.Vk.Com
Wall
Друзья, совершенно неожиданный и максимально приятный анонс - в конце апреля в рамках серии "Большая фантастика" издательство FanZon выпустит внецикловый роман Ханну Райаниеми "Страна вечного лета"....

По-прежнему считаю, что сюжет у Райаниеми слишком уж вторичный, но даже и так книга интересная и нестандартная.

По-прежнему считаю, что сюжет у Райаниеми слишком уж вторичный, но даже и так книга интересная и нестандартная. То, что он потерял в сюжете, Ханну добрал в миропостроении и идеях. Вот мой отзыв на книгу, а вот хорошая новость:

Терри Пратчетта больше всего помнят за смешных волшебников, ведьм и Смерть, который ГОВОРИТ ВОТ ТАК.

Терри Пратчетта больше всего помнят за смешных волшебников, ведьм и Смерть, который ГОВОРИТ ВОТ ТАК. Но под маской юмора в его книгах скрывается настоящая философия. Мы перевели отличную статью о Дао Пратчетта — о том, что сэр Терри хотел сказать своими книгами.

https://u.mirf.ru/tjxWH

"Первые полтысячи лет или около того, Байем могло быть уверено, что одиночество необходимо для учебы. Но с недавних пор людей, похоже, становилось все больше и больше.

Люди были не так уж и плохи. Нельзя отмедитировать каждую доктринальную загадку, и здесь оказались полезными монахи. Разумеется даже самые просветленные монахи обычно нервничали при внезапном появлении гигантского змея, желающего узнать, что они думают по поводу комментариев Мудреца о воде. Все-таки из них можно было, как правило, извлечь некоторые рекомендации, когда они переставали кричать".
(с) "Если не получилось сразу, пробуй и пробуй еще" Зен Чо

Это я в том смысле, что уже второй свой день рождения справляю на этом канале. Спасибо, что читаете, никогда не думал, что так долго буду его вести.

Так что такая вот теория, и она неплоха.

Так что такая вот теория, и она неплоха. Теперь позвольте спросить, когда мы подойдем к концу Проекта Просвещения, и наука и техника бросят вызов фундаментальному облику Вселенной (разрушить представление о времени, как мы его понимаем), и когда медицинские технологии пройдут сквозь череп, исследуют и расширят мозг: Что произойдет с нашей самоидентификацией? Что происходит с нашей способностью понимать, кто мы такие, когда первые люди объединяются в сеть, напрямую, мозг-к-мозгу, как в «Брейнете» Мигеля Николелиса? Что если окажется, что клетки мозга можно выращивать в коробке и подключать их к сети через блютуз версии "n" для дополнительной памяти или подпитки? Если вы это сделаете, чем станет эта коробка, когда хозяин умрет? Аналогичным образом, информационные технологии и наука о мозге начинают разбираться в том, как мы принимаем решения и выясняется, что фундамент демократии и капитализма - наша способность принимать разумные решения - обладает радикальным изъяном. Что происходит, если все, в чем мы уверены, оказывается мифами того или иного рода?

Полностью на английском

Los Angeles Review Of Books
An Interview with Nick Harkaway: Algorithmic Futures, Literary Fractals, and Mimetic Immortality
Award-winning science fiction writer Nick Harkaway discusses his novel “Gnomon,” the relationship between technology and society, and his creative process.

Очень интересное интервью с Ником Харкуэейм, чью первую книгу у нас перевели, а последнюю переводят сейчас.

Очень интересное интервью с Ником Харкуэейм, чью первую книгу у нас перевели, а последнюю переводят сейчас. Это один из многих авторов, которым Уильям Гибсон ставил на обложку хвалебный отзыв, и один из немногих, с кем Гибсон продолжает регулярно общаться в твиттере. Вопросы для интервью подбирали Уильям Гибсон, Макс Глэдстоун и Ханну Райаниеми.

ЭЛИОТ ПЕПЕР: Каковы самые важные, но хуже всего поддающиеся прогнозам перемены, которым технологии подвергают наши социальные и политические институты? Каковы, на Ваш взгляд, фундаментальные вопросы, на которые сегодня нелегко найти ответы?

НИК ХАРКУЭЙ: "Прогнозы" – это интересно, потому что я склонен думать о научных достижениях как о социально пластичных. То есть, если вы изобретаете, например, высокоточную оптику, это может привести к спутниковому наблюдению, метеорологии, эндоскопии или микробиологии. Во многом это зависит от того, к чему вас подталкивает влияние социума. Эти влияния будут разными для разных людей и культур, а в итоге будут отличаться и результаты. Точно так же развитие многих вещей можно прогнозировать в том смысле, что их можно изменить, не нарушая физических законов, но невозможно в том смысле, что существующее общество, созданное предыдущим технологическим и культурным синтезом (который сам по себе не стабилен), действует согласно определенной тенденции.

Существуют определенные технологии - автоматизация, пожалуй, самая очевидная, - которые вызовут множество проблем, хотя на самом деле они не определяют, как будет выглядеть следующий этап; это будет зависеть от нашей реакции. Таким образом, мы можем оказаться в псевдо-обеспеченном обществе с базовым уровнем дохода (наше общество, на самом деле, не станет постдефицитными без значительного прогресса биотехнологий или физики), или мы могли бы оказаться в своего рода гиперкапиталистической пустоши без социальной защиты и хромированных городов-государств, вздымающихся до облаков. Или в любом другом варианте.

Но меня больше интересуют - и в какой-то степени больше пугают - экзистенциальные проблемы, возникающие в результате того, что называют диалектикой Просвещения. Такие люди, как Энтони Гидденс и Бруно Латур, десятилетиями говорят о поздней или изменчивой современности: что происходит, когда традиционные оси координат самоидентификации исчезают. Например, люди гораздо меньше определяют себя фамилией, все мы стали одиночками. Мы знаем, откуда мы родом, но в большинстве своем не видим "Имя" как единую сущность, частью которой являемся. У нас есть место, где мы родились, но мы больше не думаем, что родимся, будем жить и умрем в пределах нескольких километров от этого места, и мы не определяем свою идентичность деревней, где выросли, как это делали наши предки. Тоже самое происходит с религией, профессией или торговлей - почти во всех традиционных областях человеческой идентичности. Любая из этих вещей - даже все они - все еще могут быть для вас важными, но в то же время они уже не абсолютны, как были когда-то. Расстояние от одного побережья Соединенных Штатов до другого может казаться огромным для пешехода, но на самолете оно преодолевается за день.

Но по мере того, как все это исчезает, мы теряем традиционные способы позиционирования себя в обществе. Оси координат ломаются, и мы в итоге отчаянно пытаемся отождествить себя с одиночными точками координат, вроде фундаментализма, или Трампа, или Брэксита. Это совсем не политические решения, это онтология самозащиты.

Telegram
Фантастика
На выходных увидел в фейсбуке, что у нас издают «Мир, который сгинул» Ника Харкуэя. На обложке поместили похвалу The New York Observer: «Поправка-22» для XXI века. Книга поразительного воображения и убедительности. Гениально. Добавлю и я нелепое сравнение. Это будто Воннегут написал книгу в стиле ..

​​Каким-то образом забыл написать, а написать надо.

​​Каким-то образом забыл написать, а написать надо. Вышел перевод «Восхождения Сенлина» и это отличная книга, которую я всячески советую любителям приключений, необычных миров и стимпанка (это стимпанк фэнтези). Писал в свое время отзыв о романе, сейчас читаю третий том и, что неимоверно радует, автор растет от книги к книге. А вот еще куда более подробный отзыв Наталии Осояну, которая, собственно, роман и перевела. Всего автор обещает четыре книги, над последней он работает прямо сейчас, так что есть шансы, что пока у нас переведут оставшиеся два тома, Бэнкрофт допишет серию.

В понедельник я вспоминал У.

В понедельник я вспоминал У. Гибсона и Ч. Стросса с их жалобами на окружающий мир. А вчера снова наткнулся в твиттере на грустный тред писателей фантастов. Стросс, напомню, пообещал не издавать свой последний роман, пока не закончится Брекзит, поскольку книга затрагивает политику и происходит приблизительно в наши дни. И теперь, похоже, ненавидит политиков еще больше. Из хорошего – Аберкромби нечаянно подтвердил одну из фанатских теорий и Байяз теперь официально бессмертный.

Джо Аберкромби:

Читаю, как кто-то написал, что находит постоянную почти смехотворную некомпетентность, тупой эгоцентризм и легкомысленную бездушность правительства в моих книгах нереалистичной. И я думаю, «вы новости за последние десять лет видели?». Скорей наоборот, я преуменьшаю…

Правление абсолютно безжалостного, аморального, бессмертного чародея выглядит антистрессовой закуской, поскольку предполагает, что у КОГО-ТО есть эффективный план, а нас всех не затягивает под воду непреодолимыми течениями капризной некомпетентности и мелкой корысти.

Адриан Чайковски:

Думаю, ты просто не смог бы написать чушь, в которой мы сейчас живем. У меня куча злодеев, которых я создавал сложными и мотивированными чем-то помимо слепой жадности и злобы, а все они смотрят на меня обвиняюще, потому что, по всей видимости, они спокойно могли оставаться одномерными.

Чарльз Стросс:

Я уныло тыкаю в черновики романа, в котором плохие ребята по крайней мере разумны и компетентны (и у них есть обоснование, или, по крайней мере, понятные мотивы).


Скотт Линч:

Боже, хотел бы я вспомнить кто, но недавно я видел цитату известного писателя, которая, почти дословно, выглядела так: «Гребаный мир сошел с ума, я описал то, что вижу безо всяких преувеличений, а потому мою работу разругали как грубую сатиру, граничащую с нереалистичной».

Twitter
Joe Abercrombie on Twitter
“Reading someone say they find the constant near-laughable incompetence, blinkered self-obsession and casual callousness of government in my books unrealistic, and I'm thinking, 'have you seen the news this decade?' If anything I underplay it...”

​​Cunning Devil by Chris Underwood

​​Cunning Devil by Chris Underwood

И второй том, Pay Dirt, я тоже прочитал. Любителям Батчера с его «Досье Дрездена» можно рекомендовать смело, остальные ничего особенного в книгах не найдут. Это довольно стандартное, хотя и неплохо написанное городское фэнтези. Главный герой с темным прошлым, но сейчас исправившийся, выполняет детективную (и не только детективную) работу в городке, будто вышедшем из романов Кинга, куда стекается вся нечисть Америки. Динамичные, легкие вещи для отдыха с отключенным мозгом. Читается очень быстро, я обе книги проглотил за выходные.